В России
Кадровый голод: почему в отрасли некому работать
382
Редакция OHLEBE

Хлебопекарная отрасль не справляется с дефицитом кадров. Последние события в отрасли эту ситуацию только ухудшат. Подходы к подготовке специалистов нужно менять. Кто будет это делать — непонятно. 

Уход компании Fazer, в которой работают 2300 сотрудников, возможно, поможет закрыть часть вакансий на рынке Москвы и Санкт-Петербурга, принципиально ситуацию с кадрами не изменит. А острый недостаток квалифицированных специалистов в сегодняшних условиях станет еще заметнее. 

OHLEBE.ru при поддержке ФГАНУ НИИХП провели круглый стол “Кадровый дефицит в отрасли: формулировка проблемы и поиск решения”. Участниками обсуждения стали  представители государственных и частных образовательных учреждений, хлебозаводов, научных учреждений и крупной кадровой платформы HH.ru. За три часа удалось сделать лишь беглый обзор кадровых проблем. Однако даже он показал, что без кардинальных перемен на рынке образования кадровый дефицит не преодолеть. Но кто должен, может и хочет заниматься переменами, совсем не очевидно. 

В материале:
  1. Цифровая недостача
  2. Без зарплат и наставников
  3. Путь наименьшего сопротивления
  4. Не обучение, а развлечение
  5. Заказчик образования — не отрасль

В ходе мероприятия удалось обозначить несколько проблем, которые мешают привлечению кадров в отрасль. Многие из них существуют уже много лет и пока никак не решаются. За это время появились и новые. 

r.kalinin 1

Роман Калинин,
OHLEBE.ru

— Кадровая проблема —  это не только сегодняшняя обеспеченность рядовыми сотрудниками, технологами и управленцами, но и вопрос развития российской хлебопекарной мысли. Сегодня полка в многом сформирована иностранными идеями. Ее  развитие невозможно без молодых отечественных специалистов, – считает модератор круглого стола Роман Калинин. 

Цифровая недостача

Одна из ключевых проблем в кадровом дефиците — почти полное отсутствие зафиксированных и контролируемых показателей.  Сколько всего пекарей, технологов и управленцев нужно отрасли: 50, 500 или 10000, и сколько не хватает? Сколько хлебопеков выпускают все образовательные учреждения России? Какая часть из них работает по специальности? Велика ли текучесть кадров? Пока все это не подсчитано, невозможно оценить тяжесть ситуации, и не на что опираться, чтобы говорить о ее улучшении. 

o.ilina

Ольга Ильина,
ректор Международной промышленной Академии

Хотя кое-какие цифры на круглом столе все же прозвучали. Так, Ольга Ильина, ректор Международной промышленной академии, рассказала, что по разным оценкам в АПК работает порядка 3,5 млн человек, а на всю пищевую индустрию в 2020 г. приходилось меньше миллиона на тридцать отраслей. Достоверно о том, сколько человек занято сегодня  в хлебопечении, говорить сложно, отметила спикер, плюс это будут данные только тех предприятий, которые отдают статистику. Но есть еще и те, кто работает “в серую”, а также общепит. Что же касается образования, то и здесь можно привести лишь усредненные цифры по пищевой промышленности: 

  • 14,5% кадров имеют высшее образование, 
  • 19,5% процентов — среднее специальное, 
  •  порядка 23% — среднее профессиональное. 

Остальные имеют общее среднее образование, либо не имеют и его. Кадровая текучесть в пищевой промышленности высока — по данным на 2020 г., на работу было принято 259 тысяч человек, а выбыло — 287 тысяч. 

По данным ректора МПА, трудности с подбором персонала в отрасль обострились в последние два года. Эксперт обозначила несколько причин: 

  • демографическая яма; 
  • старение кадров на предприятиях;
  • сокращение численности трудовых ресурсов;
  • несоответствие требований работодателей и возможностей трудовых ресурсов;
  • отток трудовых мигрантов;
  • недовольство низкими заработными платами в отрасли; 
  • текучесть кадров;
  • отсутствие кадровых резервов на предприятиях. 

Ольга Ильина отметила, что существует проблема и с точки зрения формирования преподавательского и научного резерва. А еще обозначила новое для нашей страны явление — дефицит молодых людей, которые в принципе хотят работать. 

Некоторое понимание кадровой проблематики дает и исследование платформы по подбору персонала HH.ru, которое представила руководитель пресс-службы по Северо-Западу Мария Бузунова. 

m.buzunova

Мария Бузунова,
пресс-служба hh.ru

По данным HH.ru, чаще всего вакансии в отрасли размещают в Москве и МО, Петербурге, активны Алтайский край, Башкирия и Республика Татарстан. Соискатели также активны в тройке лидеров, Москва, МО и Петербург, и в целом совпадают с активностью работодателей, а иногда даже предложение активнее спроса. 

s1

Слайд из презентации, HH.ru

Прирост по вакансиям почти стопроцентный, то есть спрос на работников выраженный. В топе самых востребованных специальностей со стороны работодателей — работники в сфере продаж, а это не только продавцы и администраторы, но и менеджеры по продажам. Востребованы специалисты по логистике и рабочий персонал.

s3


Слайд из презентации, HH.ru

Со стороны соискателей востребованы вакансии, которые не связаны с производством: это логистика, продажи, руководящие должности. Пекари, кондитеры, повара находятся в самом низу списка. В среднем на 1 такую вакансию в некоторых регионах приходится 1-2 резюме при норме в 5-6, что указывает на явный дефицит кадров. 

s2Слайд из презентации, HH.ru

Интересно, что преобладают запросы на сотрудников без опыта работы или с небольшим опытом. В HH.ru это связывают с тем, что дефицит кадров настолько велик, что проще взять человека без опыта работы и обучить его. Что касается графика работы, это почти всегда полный рабочий день, хотя предлагаются и сменные графики, и гибкие. 

Подрастают медианные зарплаты — больше всех они выросли в Москве и Петербурге, в регионах медианные зарплаты ниже. Зато они больше соответствуют ожиданиям соискателей, в отличие от соискателей городов-миллионников.

В целом можно отметить, что соискатели хотят больше, чем предлагают работодатели. И хотя так было всегда, но в прошлом году СМИ много писали, что конкретным профессиям повышали зарплату, курьерам, IT-специалистам. В этом году зарплатная гонка затронет всех, считает представитель кадрового сервиса. Работодателям будет сложно предлагать конкурентоспособную зарплату в условиях существенного дефицита кадров, который будет усугубляться дальше. 


Мария Бузунова отметила, что более половины опрошенных сервисом работодателей поставила бы соискателям 2-3 балла по пятибалльной системе оценки: ситуация на рынке труда меняется очень быстро, а образовательные программы инертны. Кроме того, соискатели достаточно пассивны и не готовы ходить на стажировки и получать дополнительные навыки — не только хард, но и софт, и диджитал скиллс.

Она отметила, что если бы это было иначе, получилась бы более гармоничная картина: требования работодателей опережают образование, но образование дает необходимую базу, а соискатели самостоятельно учатся. История самостоятельного обучения становится все более актуальной и будет касаться не только студентов, но и возрастных соискателей тоже, подчеркнула она. 

Об отсутствии стажировок и в принципе снижении интереса к повышению квалификации с сожалением упомянула и Ольга Ильина: 

— Интерес к повышению квалификации специалистов упал, при том, что уровень специалистов тоже упал, — отметила она. — Работодатели тратить деньги на это не хотят. Может быть, считают, что мы плохо учим. А возможно, что причина в том, что и в вузах, и в организациях ДПО практическая составляющая резко сократилась. В вузах общетеоретические вопросы занимают больше времени, чем узкоспециальные. Стажировок и практики на предприятиях почти нет. 


Без зарплат и наставников

В свое время стажировка на производстве была обязательной частью учебного процесса, однако сейчас почти сошла на нет. Кое-где базовые лаборатории, где могут работать и стажироваться студенты, остались, но таких предприятий немного. 

Об одной из них, действующей на хлебозаводе  в Воронеже, рассказал Газибег Магомедов, заведующий кафедрой технологии хлебопекарного, кондитерского, макаронного и зерноперерабатывающего производств ВГУИТ. Он обозначил  еще несколько проблем, которые приводят к кадровому дефициту и оттоку людей из отрасли. Это отсутствие наставничества, когда технолог на предприятии видит в молодом специалисте конкурента, и не хочет отдавать ему профессиональные знания и помогать расти и адаптироваться к условиям производства. Нельзя обойти вниманием и вопрос низких зарплат в отрасли. 

— Мы можем изменить учебные планы по узкопрофильному заданию предприятия, подготовить специалистов, которые гарантированно не будут уступать мировому уровню, – заявил он. – Обеспечение — есть, МТБ существует, учебно-методическая база тоже. Можем заключить с предприятием договор, выбрать и подготовить их теоретически и практически. Но не должно быть отношения как к конкуренту, и предприятие должно дать понять, что этот специалист нужен. У него должна быть отдельная зарплата, а если выполнил задачи на испытательном сроке, должна быть работа. Средняя зарплата 20 000, а должна быть 45. Если студент за неделю-две может заработать такие деньги, он не пойдет работать на производство по 12 часов.


Путь наименьшего сопротивления

Еще несколько проблем с подготовкой кадров назвали представители ФГАНУ НИИХП, где последние два года работает бейкери-центр “Академия хлебопечения”. 

Руководитель центра Елена Ткачева рассказала, что самый востребованный курс Академии — это повышение квалификации, и он постоянно модифицируется. 

e.tkacheva

Елена Ткачева,
руководитель НТЦ "Академия хлебопечения"

— Базовые знания есть, но запрос, как управлять качеством и предсказывать конечный результат — основной у тех, кто приходит к нам за обучением. Специалисты уходят, когда нет знаний, нет практического опыта, и есть страх брать на себя ответственность за выпуск продукции. Они чувствуют себя нереализованными, много ошибок, за которые спрашивают, наказывают рублем, и не каждый к этому готов. Руководители не хотят терпеть специалиста, который допускает много ошибок, но не готовы уделять время и выращивать его. 

Владимир Мартиросян,
заместитель директора ФГАНУ НИИХП

— Насыщенность ингредиентами велика, часть ингредиентов импортные, а производители имеют сервисные службы, которые в любой момент оказывают техподдержку предприятиям. И зачем технолог на предприятии, если можно позвонить поставщику? Появляются предприятия, которые хотят самостоятельно разбираться в нюансах хлебопечения, задают вопросы: как исправить положение с мукой, исправить качество без применения улучшителей или ферментных препаратов, но пока консультации у поставщиков — путь наименьшего сопротивления. Проще позвонить, чем вкладываться в образование специалистов, – рассказал еще об одном аспекте кадрового вопроса Владимир Мартиросян, заместитель директора ФГАНУ НИИХП по научной работе.

Не обучение, а развлечение

Мартиросян также отметил, что в сети активизировались курсы повышения квалификации, мастер-классы от специалистов и неспециалистов, которые иногда подменяют классическое образование. Курсы могут не соответствовать технологиям, а иногда и содержать ложную информацию. Но молодежь настроена на то, чтобы учиться онлайн, а носители классического образования в целом настроены к такой подаче информации скептически. Поэтому сегодня, когда из каждого утюга идет реклама курсов и воркшопов по выпечке хлеба, ни одно образовательное учреждение не предложило альтернативы.

Ольга Ильина, в частности, высказала мнение, что блогерство — это не образование, а развлечение в свободное время. По ее опыту, на программах повышения квалификации в 2021 году 50% слушателей хотели учиться лично. А ряд серьезных и крупных компаний до сих пор считают, что лучше очного взаимодействия с преподавателем ничего нет. 

Елена Ткачева рассказала, что на курсах учат выпекать конкретное изделие, и сделать это нетрудно. А вот ежедневно выпускать продукт стабильного качества научиться по курсам в интернете нельзя. Слушатели, которые прошли онлайн-уроки, а потом пришли учиться очно, в Академии хлебопечения были. Газибег Магомедов присоединился к мнению коллег: технолог должен не просто уметь замесить и выпечь, а управлять процессами, это не специалист для обслуживания, а думающий человек, сказал он. Правда, согласился, что в рекламных целях онлайн эффективен. 

Заказчик образования — не отрасль

Игорь Никитин, заведующий кафедрой «Биотехнологии продуктов питания из растительного и животного сырья» МГУТУ им. Разумовского, высказал свою точку зрения на кадровый дефицит:   

— Нашим прямым заказчиком является Министерство образования, а не отрасль. Деньги, отчеты и KPI направлены туда. Требования Минобра —  это научные статьи, гранты и НИР, и это заход в фундаментальную научную сферу, никак не связанный с отраслевым образованием, которые дают кафедры. Да и сами кафедры остались ли? Наша была переименована в кафедру биотехнологий и продуктов питания из растительного и животного сырья, отраслевая история закончилась. Хотя мы готовим по профилю, но кафедры хлеба, мяса, молока уже нет. Эту картину должны увидеть работодатели и как-то включаться в процесс, входить в совет вуза, например, участвовать в создании лаборатории, практики, думать, какие KPI это вузу даст.  

Игорь Никитин видит решение в разделении подготовки: если отрасли нужны просто технологи, нужно смотреть в сторону колледжей. В них есть оборудованные места, есть подход Worldskills и чисто практические навыки, которые может отработать среднестатистический выпускник школы и получить путевку на производство. Если же говорить о вузе, здесь  должна идти подготовка инженерных кадров, которые будут штучным товаром. Их задача будет не печь булочки или месить тесто, а развивать предприятие. Таких специалистов даже одного на предприятие будет достаточно. 

Получается, что вузам по большому счету все равно, что происходит в отрасли, потому что заказчик — министерство, а не предприятия. Конечно, есть возможность набрать целевиков, но это достаточно сложно.  Возможно, в таком подходе и кроется корень проблемы. Как ее решать,  пока непонятно. 

Глава Национального союза хлебопечения Сергей Щедрин высказал мнение, что начинать работу с кадрами в отрасли нужно с кадров в учебных заведениях. Попытки сотрудничества с учебными заведениями со стороны производителей предпринимались, однако опыт оказался негативным, рассказал он. Претензии к соискателям можно формализовать, но ответить на них никто не состоянии, констатировал председатель правления НСХ.  Щедрин также отметил, что за последние два года доходность отрасли сильно упала, и это сильно влияет на выбор места работы окончивших вуз.  

s. schedrin

Сергей Щедрин, 
председатель правления НСХ

— Одними заклинаниями «Хлеб всему голова» молодежь привлечь не получится, – сказал он, отвечая на вопрос о притоке молодых специалистов на предприятия. –  Цифра эта стремится к нулю. Я не могу говорить за всех, но в Москве это скорее исключение из правил, чем норма. 

Ольга Орлова, руководитель группы Цифровизации пищевых технологий НОЦ Инфохимии (ИТМО) сообщила, что все озвученные проблемы существуют давно и известны — вплоть до конкуренции внутри предприятий. По ее мнению, существующая сейчас система подготовки во многом неактуальна, не существует траектории развития таких специалистов. 

— Самая большая проблема, о которой я услышала от коллег — кадровый голод на предприятиях не только в хлебопечении и кондитерке, а в принципе в пищевке. Пекарен и предприятий много, некому учить, и нужен технолог, который знает технологический процесс... Но готовить такого специалиста уже неактуально, нужно делать это с прицелом на будущее. Мы предлагаем запустить пилотную программу и бакалавриата, и магистратуры. Бакалавр — специалист, который вышел из университета, встал на рабочее место и в течение месяца может адаптироваться на производстве и успешно работать. Магистратура — высший пилотаж, специалист, который может руководить проектами. 

s4

Слайд из презентации Ольги Орловой, ИТМО

Ольга Орлова рассказала об опыте своего вуза. Здесь решили вопрос со студенческими подработками посредством различных фондов, которые позволяют студентам в зависимости от активности получать от 70 до 100 тысяч рублей, а также существует много грантов. Поэтому студентам нет необходимости подрабатывать, и они все свои силы отдают обучению. А современный подход к образованию мотивирует их к получению знаний: 

— Сегодня все хотят современные специальности, и технолог-пищевик — это обязательно знание IT и AI, работы с базами данных, машинное обучение. На все это студенты идут с горящими глазами и работают даже по выходным. 

Формировать учебный план компетенций она предложила совместно с работодателями, учитывать в нем и практику, и теорию, и привлечение топовых преподавателей, и курсы онлайн. Правда, отметила, что при таком подходе качественно подготовить таким образом можно не 20-30 человек, а 1-2.  

Подводя итоги мероприятия, Роман Калинин отметил: 

— Любой рынок — это взаимодействие между теми, кто заказывает услуги, и теми, кто исполняет. На образовательном рынке с этим неразбериха: у вузов и НИИ заказчик не отрасль, а министерства.  Процесса изучения рынка со стороны образовательных учреждений нет. Нельзя сказать, чтобы мы пришли к оптимистичному результату. Но как минимум мы сделаем обзор рынка подготовки кадров для отрасли, чтобы было понятно, кто, где и каких специалистов готовит.  

 Как говорится, и то хлеб.




Читайте нас в своем смартфоне Telegram-канал @ohlebe_ru
кадры хлебозаводы

Есть о чем рассказать?

Вы можете предложить свою публикацию.

Есть о чем рассказать?

Вы можете предложить свою публикацию.

Реклама
Реклама