В России
Дмитрий Козлов, БКХ «Коломенский»: «Сейчас ничего радикального произойти не может»
1624
Роман Калинин

Хлебопекарный рынок Петербурга ждут перемены -  Fazer, а ныне - «Хлебный Дом»  сменил собственника.  О том, что будет с кадровым составом бывшего Fazer, как московский производитель планировал выходить на рынок Северной столицы и начнет ли новый владелец заниматься заморозкой  Роман Калинин узнал из первых рук - у генерального директора БКХ «Коломенский» Дмитрия Козлова. 


d.kozlov

Дмитрий Козлов,
генеральный директор БКХ «Коломенский»

Дмитрий, вы не раскрываете сумму сделки.

Это нормальная практика.

Да. Но год назад вы уже обсуждали с Fazer возможность покупки. По сравнению с прошлым годом произошло какое-то изменение суммы сделки?

В прошлом году не было суммы сделки. Мы вышли с предложением купить, но не смогли договориться, на чем базироваться: на мультипликаторе EBITDA или на мультипликаторе выручки. На этом и остановились, поэтому сравнивать не с чем. 

Когда сделки не случилось, вы стали проектировать свой завод в Петербурге. Так ли это?

Так ли это, мы этого и не скрывали. Смотрели участки, встречались с Комитетом инвестиций Санкт-Петербурга, Агентством экономического развития Ленинградской области. Потом сформировали первичный пул участков, которые нас устраивали по инфраструктуре, по мощностям газа, электричества и воды. После этого вышли на стадию эскизного предпроекта. В январе стадия была закончена, сформирована финансовая модель, и если бы не произошло того, что произошло, то с большой долей вероятности мы бы покупали участок и начинали бы комплектоваться.

Вообще проект состоял из двух частей. И тут я не буду скрывать, что первая стадия проекта называлась «принуждение к сожительству». Поэтому она была очень экономичная. Речь шла о том, чтобы в массовых сортах хлеба благодаря нашему опыту с большими 60-тонными линиями взять процентов десять рынка. И при таком раскладе понятно, что взялось бы более-менее равномерно у всех игроков, то есть, каждый из игроков потерял бы около 10 процентов своей рыночной доли. И после этого, с нашей точки зрения, кто-то должен был созреть на продажу своего бизнеса. Мы оставляли для этого пространство, поэтому и участки рассматривали значительно больше, чем это нужно было для первой стадии — чтобы переносить потом кого-то из игроков, повышать эффективность процесса. 

У этого проекта наверняка была планируемая стоимость. Можете озвучить стоимость хотя бы первой стадии? 

Там планировались три линии, линия по тем ценам от дозировки до автоматической укладки в лоток получалась около 6-7 млн евро при тогдашнем курсе около 85. И где-то полтора миллиарда рублей мы закладывали на инфраструктуру.

И если мы попытаемся сравнить эти затраты с масштабом приобретения Fazer..?

Роман, меня бесполезно разводить (смеется). Если я сказал, что о цене не буду говорить, значит, не буду. Очень много я читал разных оценок, и скажем так, если говорить об серьезных деньгах, о миллиардах рублей, то где-то там могла быть правда. Были и смешные оценки в какой-то статье, что московская площадка стоит, не помню, что ли 400 миллионов рублей, а питерские - по 200 или по 300. Ну это бред, как можно сравнивать «Муринскую» и «Неву» со «Смоленской»? Это же не девелопмент, тут не площадки меряют, никто ж не продавал заводы по отдельности.

fazer hd2

Оставим вопрос цены. Вместе с заводами вы получили кадровый состав. Менеджмент Fazer — это приобретение или грядут кадровые перемены?

Давайте посмотрим на это с разных сторон. Сейчас будет идти организационный процесс частичного объединения. Не будет, как было у Fazer, когда все три площадки были одним юрлицом. «Хлебный Дом» останется как отдельное юрлицо.

А как торговая марка?

Как торговая марка тем более останется! Возможно, это не совсем корректный пример, но вот «Магнит» купил «Дикси».Были определенные кадровые изменения в руководстве «Дикси»? Были. Имеют ли отдельную торговую марку и отдельное управление? Да. В «Дикси» свой менеджмент, в «Магните» — свой. При этом наверняка где-то наверху есть общий центр принятия решений. 

Логично.

Приблизительно такая схема будет и у нас. «Хлебный Дом» остается важным поставщиком, который, я надеюсь, будет развиваться в федеральных сетях и не только. «Коломенский» продолжает заниматься тем, чем и занимался, продолжая оставаться поставщиком. Да, какие-то изменения в менеджменте будут, какие-то операции, в первую очередь, закупочные, наверное, где можно словить синергию, будут каким-то образом интегрироваться друг с другом. Но возвращаясь к вашему вопросу, приобретение ли менеджмент, — да! Давайте скажем честно и объективно, у всех есть дефицит кадров, в том числе управленческих. Конечно, я рассчитываю, что какую-то часть своего дефицита кадров я закрою и в целом смогу повысить общее качество управления. 

Тем не менее, плотного слияния мендежмента не будет, это будет самостоятельный бизнес. 

Да, это по крайней мере предполагается. У нас было четыре площадки, добавляется еще четыре. Это, конечно, не Москва и Новосибирск, но все же это удаленные друг от друга регионы, и, конечно же, компания будет обладать собственным менеджментом.  

Генеральный директор остается на своем посту?

Этот вопрос будет решен в ближайшие несколько недель. У нас сейчас идет нулевая стадия интеграции, когда нам надо хотя бы пообщаться с людьми, поговорить, посмотреть, понять, кто чего стоит. 

Что будет в Петербурге дальше?

В связи со сделкой или вообще? 

Конечно, в связи со сделкой!  

Сейчас ничего радикального произойти не может по той простой причине, что у всех производителей Петербурга высокий процент загрузки оборудования. Поэтому говорить о радикальном переделе рынка в ближайшие год-полтора вряд ли возможно. В особенности с учетом пятого пакета санкций ЕС, в который вошел запрет на хлебопекарные печи. 

Да, мы будем активно работать, да, мы рассчитываем улучшить позиции «Хлебного Дома» в Санкт-Петербурге, да, мы будем продвигать «Коломенский» с частью торговых марок в Санкт-Петербурге. Мы, наверное, как-то будем пересматривать ценовую политику и политику продвижения. Я бы сказал, с одной стороны надо находить точки соприкосновения, с другой… стратегически либо компания на больших рынках развивается, либо рано или поздно она погибает. Перспективы развития у петербургских компаний находятся в зоне компетенции их владельцев. 

Безусловно, но очевидно, что сейчас возможностей для роста доли «Коломенского» в Петербурге значительно больше, и у Fazer большая доля. Все это будет забирать их у других петербургских игроков. 

Вы правы, если мы планируем наращивать свою долю, мы планируем наращивать ее за счет конкурентов. Ну не за счет же картошки… 

Вместе с Fazer к вам пришла заморозка. Для вас это станет большой стратегией? Или фреш будет в приоритете, а заморозка лишь опцией?

Я не занимался заморозкой, потому что этим надо заниматься качественно и глубоко. У меня еще вообще нет информации об этом рынке, но я понимаю, что «Хлебный Дом» — один  из лидеров, и зачем же отказываться от этого рынка? Надо будет активно дальше развиваться. Оборудование, которое производит заморозку, в достаточно высокой степени загрузки, некоторые линии загружены на 100%, поэтому да, надо этим заниматься. Это потребует чуть больше времени по нашим меркам, потому что в это надо погрузиться, осознать, сформировать либо откорректировать стратегию развития на этом рынке. И двигаться.  

Еще на эту тему: 

Fazer сложно уйти из России

Fazer остановит деятельность в России

Читайте нас в своем смартфоне Telegram-канал @ohlebe_ru
рынок хлеба хлебозаводы

Есть о чем рассказать?

Вы можете предложить свою публикацию.

Есть о чем рассказать?

Вы можете предложить свою публикацию.

Реклама
Реклама